top of page

Рифмы ИНТАР 5

Обновлено: 14 янв.

Иерусалим


Нет другого города на свете, что бывает в дымке золотой,

И его лучи по всей планете оставляют отблеск за собой.

Нет к нему, наверно, равнодушных – любят, ненавидят – всё в одном.

Жить в нём – просто не бывает скучно, но, порой, бывает страшно в нём.


Это страх не бомбы, не кинжала, как, наверно, кто-то здесь решил.

Это страх Вселенского Начала, это страх невидимых нам сил.

Это страх того, что вновь родится кто-то, кто откроет наш позор,

кто-то, кто научит нас молиться, не позволив нам потупить взор.


Кто предъявит уровень морали, при котором трудно станет жить.

Это страх такой духовной дали, что придётся выбрать «быть – не быть?»

Многие предчувствуют всё это, но боясь отдать себе отчёт, 

вопрошают к городу и свету – что же этот город нам несёт?


Испокон веков идёт сраженье меж градами мира и войны. 

Иногда спадает напряженье, иногда – не слышно тишины.

И всегда войну отождествляет ненасытный подлый Вавилон.

От него в подлунности бывает то, что миром слышится как стон.


Все, кто подражают Вавилону – просто дети злого божества.

Рим, Берлин, Москва и даже Лондон – это всё издержи «торжества».

Их когда-то гордое величье только средь истории страниц.

Но она ж срывает с них обличья, проявляя подлинность их лиц.


И казалось – что нам делать с силой, той, что сокрушает всё подряд?

Остаётся только рыть могилу и в неё укладываться в ряд?

Ну какие мирные воззванья могут это всё остановить?

Или ты подвержен созиданью, или хочешь всё и вся крушить.


А теперь назад к Иерусалиму мы взойдём, продолжив наш обзор.

Город Мира – символ нерушимый – как ему продолжить этот спор?

Но нашлись на свете аргументы – в мир была заброшена... мораль.

Вздрогнул мир – оставив сантименты – видно миру зверства было жаль.


С той поры война для мира стала средством от морали убежать.

Но Земля от войн давно устала – кто ей мир сегодня может дать?

Но в высотах города Святого новая мораль даёт побег, 

новая вселенская основа, новой ипостаси Человек.


Мир наш до конца не понимает – это человека естество,

но интуитивно предъявляет новые стандарты для него.

Кажется, что мир здесь верховодит, но спешить с ответом я б не стал.

Ведь Иерусалим он тем возводит, хоть невольно, но на пьедестал.


Так что все победы Вавилона это лишь победы для невежд.

Вы иерусалимского поклона не дождётесь как пустых надежд.

Пиррова была победа Рима. И лишаясь гнилостных опор,

этот мир сынов Иерусалима страшно ненавидит до сих пор.


Но у Бога есть другое мненье, и оно не требует похвал.

Это он сменяет поколенья, чтоб Иерусалим существовал.


15.02.2013





От Любви к Свободе


Не все способны это ощутить, не всем даны дары проникновения, 

не все имеют вещие видения, не всем такое помогает жить.

Ведь это в каждой точке бытия и в каждой точке тела человека

вселенной отражение и века, а также и семи различных «Я».


Но человек он противоречив – порой и сам не знает – что он хочет, 

и сам себе он голову морочит и для себя бывает некрасив.

Оказывается, всё дело в том, что эти «Я» в нём спорят постоянно, 

и нет на них управы, окаянных, но так мы постоянно и живём.


А кто-то ж должен их соединять, чтоб искупать грехи непониманья,

и всё собрать в Единое Сознанье, которое способно будет Знать.

А новое Сознанье обретя, соединив с бескрайностью вселенной – 

сформировать свой образ вожделенный и пестовать, как малое дитя.


Ведь образ этот – чудо из чудес – он суть невероятного Полёта, 

который совершит душою кто-то, в стремлении подняться до Небес.

И постепенно образы сии, которые пока не всем даются, 

понятиями смогут обернуться, которые для каждого свои.


Когда-то наступает тот момент, в который все понятия на свете 

придут к согласью, как приходят дети, иль как удавшийся эксперимент.

Тогда соединяются в одно Земля и Небо – нет меж ними спора.

И только взгляд Всевышнего Укора нас проявляет, обнажая дно.


И наконец, палитра наших грёз становится реальностью земною, 

приходит к вожделенному покою, извечный нивелируя вопрос.

А мы, духовной следуя природе, гармонией наполненные вновь, 

находим ту Вселенскую Любовь, которая приводит нас к Свободе.


27.02.2013






Восприятия души


Глаза души – не как глаза, они куда проникновенней.

Я помню – кто-то мне сказал, что это звёзды изнутри.

Они высматривают путь твоих блужданий и сомнений, 

они стремятся подтолкнуть к мечте, мерцающей вдали.


Ты только этим овладей, ты только дай себе свободу.

Неважно, сколько надо дней, а может, месяцев и лет.

Ты только звёзды удержи – не дай потухнуть небосводу.

Ты только крылья не сложи – душа найдёт тебе ответ.


Но у души ведь кроме глаз, ещё имеются и уши.

Они способны слышать глас из какофонии один.

Они улавливают тон, когда земные звуки глушат.

И различают даже стон, идущий из чужих глубин.


Но иногда душевный след воспринимается иначе – 

не через звуки или свет, а через странное родство.

Ты просто чувствуешь настрой на нерешённые задачи 

и проникаешь в некий слой, где обитает естество.


Когда ж ты хочешь объяснить сонм восприятий этих людям,

ты образуешь часто нить непониманий и вражды.

Они стараются узнать – как это всё научно будет?

А коль науке не понять, то нету в этом и нужды.


Для них душевное чутьё, душевность зренья или слуха, 

оно как будто забытьё – уход от быта в никуда.

Зачем способности души? – милее глаз, милее ухо.

Но так подняться из глуши они не смогут никогда.


Зачем берёшься осуждать, что происходит не с тобою?

Ведь это очень просто – взять, ребёнка выплеснуть с водой.

Попробуй просто оценить воспринимающих душою.

Тогда, возможно, будешь жить и ты с открытою душой.  


28.02.2013




Ощущение Иерусалима


Я вчера въезжал в Иерусалим – я в него въезжал тысячекратно.

И всегда восторг неодолим – что-то происходит безвозвратно.

Каждый въезд – совсем иная дрожь и совсем иные намеренья.

Каждый выезд устраняет ложь, исправляет жизни искаженья.


Каждый раз, как благостный рассвет, в мою душу, одолев препоны, 

проникает будто новый свет, что несут в себе пространства оны,

и хранят иные времена, что прошли и те, что наступают, 

позволяя исчерпать до дна то, что искуплением бывает.


В небесах бездонно-голубых, где стоят невиданные Храмы, 

проявляют волею святых образы нездешней панорамы.

И земля способна в унисон отвечать призывам Высшей Сферы.

И мечты, как будто вещий сон, могут сбыться, растворив химеры.


И уже не ясно – кем ты стал, стоя на Земле Обетованной?

На какой восходишь пьедестал, Импульс ощущая долгожданный?

Видишь то, как происходит взлёт в высоту стремящегося Духа.

Понимая, что тебя несёт в место, где неведома разруха.


Где душа порядок и покой, и набор гармоний вдруг сложила,

а тела в прозрачности такой, будто МАГДА руку приложила.

Стало невозможно исказить или подчинить земному тленью.

В нём теперь мы можем полюбить всё – миры, событья, поколенья.


В нём течёт Небесная Река, щедро отдавая свои воды.

И в него – не верится пока, но придут когда-нибудь народы

зачерпнуть живого естества, прикоснуться к чистому истоку

и понять, как ясность божества нисходила к древнему Пророку.


И понять, что Город Золотой – он дитя и моря, и пустыни – 

не земной он важен красотой, а Души – издревле и поныне.

Так я покидал Иерусалим, солнце уже с неба убегало.

Я же был Сияньем опалим Нового Великого Начала.


       08.03.2013




След времени


Когда время бежит – остаются следы, 

но не как на песке иль на глади воды.

Они просто впечатаны в души людей – 

кто-то в ней благодетель, а кто-то злодей.


Кто-то в ней победитель, а кто-то в пыли – 

его с лика обычно сметает Земли.

Мы следы оставляем своею судьбой – 

каждый следующий след не похож на другой.


И окрашен в другие цвета каждый миг, 

а движенье времён – тектонический сдвиг.

И не просто земной изменяется вид – 

изменяется то, что внутри нас сидит.


Изменяется образ и мыслей, и чувств, 

изменяется даже теченье искусств.

И оно обнажает всю всплывшую муть, 

и тогда изменяется вся наша суть.


А за нею и мир социальный иной.

И всему, что случается – время виной.

Но какая вина приносящего Свет?

Просто так проявляется времени след.


10.03.2013




Я отправился в дальние страны...


Я отправился в дальние страны на придуманном мной корабле. 

Я прошёл через все океаны, к непонятной причалив земле.

Я не знаю, в каком она месте – её нету на карте совсем.

И какие количества вместит она лет, пониманий и тем?


И какие в реалиях этих вдруг случатся со мной чудеса?

На какой это будет планете? И какие над ней Небеса?

И какие же властвуют боги в этой мною открытой земле?

И какие бывают пороги на реках, что искрятся во мгле?


Вдруг во мне началось просветленье – я на Землю смотрел с высоты.

И я видел, что Неба свеченье – отраженье земной красоты.

Значит, мир, что сегодня мне дался – не земного совсем бытия.

Но зачем же я здесь оказался? Почему это именно я?


Что со мной вообще происходит за последние несколько лет?

Где, скажите, «нелёгкая» водит? Кто душе посылает «привет»?

Из каких же слоёв сотворенья инспирации эти идут?

И что значат сии наважденья? И каких изменений там ждут?


И ответил мне голос Величья, поручение даже мне дал, 

чтобы начал стирать я различья – между телом и духом провал.

Чтобы душ персональных и общих я б нашёл единения нить.

Чтобы тех, кто на мир этот ропщет, я бы с миром бы мог примирить.


Чтоб мужчины и женщины знали о единстве в высотах своих.

И чтоб не противопоставляли Свет и Тьму – антиподов двоих.

Чтоб и Зло, и Добро в человеке помогали б ему восходить.

Ну, а то, что случалось вовеки – так тому и положено быть.


Так записано в книге нетленной, я читаю в ней – что суждено.

Но смешалось всё в вихре Вселенной, все слои превратились в одно.

И пройдя этот слой беспредельный, паруса истрепавши до дыр,

я вдруг понял в «капели» весенней то, каков он наш Будущий Мир!


12.03.2013




Смерть приходит в урочный час...


Смерть приходит в урочный час, хоть никто её и не ждёт.

Человек – это «здесь и сейчас», каждый миг он с собой несёт.

Но и смерть – это жизни миг не какой-нибудь в небесах.

Да не каждый в это проник и не каждый думает так.


Очень многих она гнетёт, и дрожат они весь свой срок.

Но не могут отдать отчёт, что сковал их безмолвный рок.

И у рока они в плену, а их мысли и есть их склеп.

Как со смертью вести войну тем, кто в этом настолько слеп,


что не видит живой поток, нисходящий к Земле с Небес.

Кто не знает его исток, тому всё – как дремучий лес.

И блужданья таких в лесу – это следствие их же тьмы.

То есть души эти несут содержанье своей тюрьмы.


Так чего ж их пугает смерть, если жизнь их и есть тот тлен?

Они могут на всё смотреть, не вставая вообще с колен.

То, что кружит их каждый день – это, в сущности, чепуха.

Для души это просто тень иль прогнившие потроха.


Она требует своего – свои Цели, свои Мечты.

Даже малая часть всего ей хватила б для полноты.

Но и этого лишена в тех, кто плотно её закрыл.

Лишь чрез смерть покажет она красоту своих мощных крыл.


Это значит, что смерть таких есть лишь благо для ихних душ.

Ни пора ли пустить на них пробуждающий души душ?

Смерть – лишь лёгкое забытьё, не пытайтесь ухудшить вид.

Как мы думаем про неё, так она себя воплотит.


    *

Смерть приходит ко всем из нас, хоть никто её и не ждёт.

Но ведь смерть – это просто час отправляться в новый полёт.


13.03.2013




Любой человек – это точка


Любой человек – это точка, но точка весьма интересная.

Она сопрягает незримо мириады частей бытия.

Из точек пишутся строчки, часто совсем неизвестные. 

И кажется непостижимой жизненная колея.


Ведь строчки на самом деле нашу жизнь созидают.

А жизнь выбирает галактику и выбирает звезду.

Потом она ближе к цели – планету себе выбирает.

Именно эта практика всегда у нас на виду.


И всё летит во Вселенной, рождаясь и умирая.

Законы этого мира действуют, как часы.

И будешь ты непременно видеть образы Рая.

И будет Небесная Лира звучать для твоей души.


Но каждому надо будет найти для себя пониманье 

того, что он есть по сути – глубинной сути своей.

Без этого мы не люди, и высших миров сознанье 

едва ли в себе разбудим даже к исходу дней.


И где бы мы, и когда бы, идя по своей тропинке, 

вдруг бы ни оказались – мы все на одном Пути.

Все рытвины и ухабы нам надо знать без запинки,

чтобы мы не остались – чтобы смогли дойти.


Не главное «шастать» по миру, ловя свои развлеченья.

А власть собирать и славу – и вовсе негодный пример.

И строить себе кумира для своего утешенья,

в том находя забаву – страшнейшая из химер.


А тратить такие силы, копя и деньги, и вещи, 

которые часто очень даже некуда деть?

Всё было бы очень мило, но придётся нам в день «зловещий»

где-то на жизни обочине лечь, да и умереть.


Душа не прощает глупости – её обмануть невозможно.

Обманывать, может, удастся только других людей.

Но в силу природной тупости и ошибиться можно.

Ну, например, поддаться обаянью чужих идей.


Любой человек – это точка, но точка очень забавная,

через неё проходят пространства и времена.

Если хотите строчки писать, то пишите главное.

Всё остальное уходит – лишь вечностью Жизнь полна.


20.03.2013




Ожидание


Я в ожиданье постоянно, я жду чего-то непонятного,

и нету объясненья внятного тому, что выглядит туманно.

Чего от жизни ждут обычно? Я слышал, что успокоения.

И это каверзное мнение уже для большинства привычно.


Но всё не так, как кто-то ждёт, всё по-другому изначально.

И как бы ни было печально – успокоенье смерть даёт.

Она и только лишь она, одна противится фортуне.

Всё, что ни есть – потопит втуне и исчерпает всё до дна.


А что же жизнь здесь может дать? Она даёт лишь беспокойство.

Такое вот мироустройство – покой от жизни глупо ждать.

Но беспокойства рознь всегда одно другому, очевидно.

И что особенно обидно, так это то, что в них нужда 


и не такая уж большая. «Проходит всё», – сказал мудрец, –

всему на свете есть конец, и лишь Вселенная без края.

И если беспокойства ты соизмеряешь с ритмом этим, 

то нет конца и той планете, где есть подобные мечты.


Тогда ты вправе ожидать совсем иное воздаянье.

Твоё вселенское сознанье уже не будет умирать.

Оно возьмёт иной разбег и отодвинет финиш в вечность.

Тогда и жизни скоротечность как наказание за грех, 


уже не будет представляться. Уже иное существо 

воспримет жизни естество – в ином потоке омываться 

оно уж будет на Земле. Уже такой не будет роли

материи в подобном споре. И канет мелкое во мгле.


А то, что вечно, крупный план себе в сознанье обеспечит.

Не всех из ждущих время лечит. И не леченье, а обман 

оно скорее представляет. Вам кажется, что после Рай 

вас будет ждать. Но только край какой-то бездны возникает 


и пустота из всех пустот, какая только может статься 

и из пространства показаться, за этой бездной настаёт.

Так вас подводят ожиданья – вы ждёте явно не того, 

и не наступит торжество в таком, как нынче, состояньи.


И ваша участь решена. И ваша жизнь – лишь дань для смерти.

А там уж верьте иль не верьте, но вы получите сполна

всё то, что жизнью заслужили, что накопили для души,

что из кладбищенской тиши на Суд Всевышний предъявили.


А Суд был вправе ожидать от вас чего-нибудь иного, 

но вы при жизни вашей слова Творцу не потрудились дать.

Так не пеняйте вы на Суд. Его нелестные решенья – 

всего лишь ваше отраженье, а отражения не лгут.


Вот и опять вернулись мы к вопросу наших ожиданий. 

Пока из области преданий и не кончающейся тьмы 

они обрушивают волны. И если вы не волнорез,

то вас накроет этот плес, сюжет дописывая полный.


    *

Не стройте люди на песках вы ожидания большие.

Они окажутся пустые без света в душах и сердцах.


27.03.2013




Проходя мимо…

(дополненные и положенные на рифму чьи-то высказывания)

 

Проходя мимо власти – не верь.

Проходя мимо юных – пойми их.

Не считай каждодневных потерь.

Проходя мимо старых – почти их.


Мимо матери – следует встать.

Проходя мимо прошлого – вспомни.

Проходя мимо кладбища – сядь.

Проходя мимо павших – запомни.


Проходя мимо лести – не тай.

Проходя мимо горя – сочувствуй.

Проходя мимо нищих – подай.

Проходя мимо наглых – отсутствуй.


Проходя мимо грязи – сотри.

Проходя мимо долга – не прячься.

Проходя мимо праздных – твори.

Если мимо проблем – озадачься.


Проходя мимо жизни – живи.

Проходя мимо солнца – согрейся. 

Когда любишь – купайся в любви.

А над нищими духом – не смейся.


Проходя мимо чести – храни.

Виноватых суди справедливо.

Исчисляй не количеством дни.

Чтоб ни делал ты, делай красиво.


Проходя мимо правды – не лги.

Проходи мимо мудрых неспешно.

Избавляйся в душе от лузги.

И имей сострадание к грешным.


Проходя мимо слова – держи.

Проходя мимо знаний – отдайся.

Мимо страха пройдя – не дрожи.

Проходя мимо чувств – не стесняйся.


Проходя мимо пьянства – не пей.

Проходя мимо гнева – закройся.

Проходя побеждённых – не бей.

Проходя суету – успокойся.


Проходя мимо страха – держись.

Проходя мимо блага – питайся. 

Мимо ненависти – отрекись.

Мимо смерти пройдя – не сдавайся.


Проходя мимо счастья – ликуй.

Проходя мимо глупых – не слушай.

Проходя мимо кузницы – куй.

Проходя мимо щедрых – откушай.


Проходя мимо злости – не злись.

Проходя мимо славы – не грейся.

Мимо женщин пройдя – восхитись.

Проходя безнадёжных – надейся.


Проходя мимо лжи – не молчи.

Проходя глухоту – не смиряйся.

Проходя мимо вора – схвати.

Проходя мимо боли – мужайся.


Проходя мимо страсти – сдержись.

Проходя мимо ссоры – не ссорься.

Проходя мимо горя – крепись.

Проходя мимо совести – бойся.


Проходя мимо Высших Миров, 

принимай их как вечную данность.

Проходя мимо тайн – сбрось покров,

и поймёшь их глубинную странность.


Проходя мимо утра – очнись.

Проходя мимо мира – освойся.

Проходя мимо Храма – молись.

А для Бога … для БОГА ОТКРОЙСЯ.

.

29.03.2013





Память об Александре Македонском


Никто не мог предполагать такого мощного полёта, 

когда птенец ещё до взлёта уже собрал такую рать.

И Геллеспонт преодолев, рванул в персидские просторы.

Казалось, покорялись горы, моря, пустыни. Этот лев 


явил такую силу воли, такой неудержный напор,

что люди спорят до сих пор о том – а можно ль было боле 

завоевать, чем тот юнец, когда империям и царствам – 

плодам чьего-нибудь коварства – он положил собой конец?

 

Но был один Небесный Град (он на Земле был воплощённый) – 

остался он непокорённый. Неважно сколько там солдат 

к нему хотело прикоснуться – придать разрухе и огню.

Они по многу раз на дню о том мечтали. Но вернуться 


им полководец приказал, не трогать город пальцем даже, 

как будто в нём стоял на страже тот, кого мир сей не рождал.

Они увидели людей, что шли навстречу по дороге.

Казалось, их послали боги, не дав дождать последних дней.


Какой-то старец возглавлял сию процессию завета.

Там не рука была воздета – один лишь вид благословлял.

Первосвященник это был неведомого войску Храма.

В него великую программу Творец, казалось, заложил.


И все, кто были, воспринять могли, ну разве как святыню – 

царь Александр, смирив гордыню, от старца принял благодать.

Он в нём из снов своих узнал ему явившегося бога.

А тот был мудрый Страж Порога и свой Порог оберегал.


Великий царь не стал входить в пределы Иерусалима.

Оно почти непостижимо – нельзя разумно объяснить.

Царь попросил, конечно, там у бога-старца разрешенья,

чтобы свои изображенья поставить можно было в Храм.


Но дал совет ему мудрец: – Не стоит делать святотатства,

материальные богатства – всего лишь тщета, наконец.

Скульптуры можно и разбить, и испарится память с этим.

Известно, что на этом свете легко материю забыть.


Я дам другой тебе совет, коль ты откажешься от тлена.

Он будет лучшая замена и лучший памяти обет.

– А что готов ты предлагать? – Я, Александр, твоё имя

внесу в кадастр имён. Отныне детей им будут называть.


Тогда и многие века, что пронесутся над Землёю,

людская память не сокроет того, что сделал ты, пока

видны народа будут лики. И Александр оценил, 

что ему старец предложил. Ведь Александр был – Великий!


Потом продолжил он поход, завоевал почти полмира 

и стал истории кумиром и временем текущих вод.

И что ж евреи говорят о полководце странном этом? 

А до сих пор о нём заветы их имена в себе хранят.


       30.03.2013




Вырождение Маккавеев


Кто мог терпеть подобное кощунство, чтоб более полутора веков 

святые храмы древней Иудеи языческим бесстыдством осквернялись,

хозяева «гостям» своим сдавались, которые великие идеи

бросали в лапы мерзости оков, взимать пытаясь плату за безумство?


Как часто тех, кто что-то начинают, сменяют те, кто очень уж далёк

от некогда истоков изначальных, которые окажутся в забвеньи.

Как часто их нелепые решенья по глупости вершин сакраментальных,

малейший раздувают уголёк, а он уж, разгоревшись, обрушает.


Подобное или ещё грубее не выдержал однажды старый жрец,

и при одном свинячьем непотребстве он смерти осквернителей предал,

чтобы еврейской жизни идеал пред греческим бы не был в раболепстве.

И тем реально положил конец так долго продолжавшейся затее.


Но всё не так-то просто под луной. Восприняли сие, как оскорбленье,

кто властвовать давно приучен был – не сразу греки согласились сдаться.

Противники решили, что сражаться им жребий в этот раз постановил.

Тогда готовы были в возбужденье евреи и пожертвовать собой.


Готовность эта истинно важна, и, если её нет – не жди победы.

Не жди, что и оковы снимет кто-то – и ты к свободе, значит, не готов.

Но если всё не так, и у основ твоих духовных всё же есть забота, 

идти путём свободы и изведать себя в бою, то даже и война 


явиться может несомненным благом и оправданьем будущих свобод, 

которые ты сам себе добудешь, пролив за это праведную кровь.

И это будет высшая любовь. И это даже искупленьем будет, 

когда, устав, готовится народ идти сражаться под свободы флагом.


Есть войны – словно копии других, а есть – что на другие не похожи.

И из-за власти, и из-за свободы, и из-за ссоры, и из-за любви, 

война под носом и война вдали. И всё ж война коверкает природу,

и воевать, казалось бы, негоже. И не ищите на войне святых.


Но люди, всё же, ищут и находят, ну, не святых – героев приведи.

Пусть будет вождь, чтоб было кем гордиться. Они им пьедесталы строят сами,

своими же шлифуя их руками. Потом помогут в тогу нарядиться.

Они потом шагают впереди, но с трона добровольно не уходят.


Так войны маккавейские прошли, когда народ сражался за свободу,

когда иной немыслим результат – иное смерти всё равно подобно.

Жаль времени мне разъяснять подробно, что сил на это надо во сто крат.

Да и немало полегло народу за шанс для Обетованной Земли.


Но кончилась война, и вот на трон взошли её вожди, как и бывало.

Но управлять – не то, что воевать. И качества совсем другого рода 

должна тут выдать матушка-природа. И это надо правильно понять.

Здесь следует подумать для начала, что очень вреден триумфальный звон.


Но где и кто, скажите мне, позволит подобным ставить образом вопросы?

Тем более, что сила, как всегда, в руках у тех, кто выиграл поле брани, 

когда и жизнь, и смерь стоят на грани, когда исчезнуть можно навсегда.

И чтобы не ослабли жизни тросы, кто станет супротив народа воли.


Царей потомки принимают власть как должное – без видимых усилий.

Для них держать ответ перед народом уже не так и важно – только Бог, – 

они себе так думают, – помог родиться им царём, хоть и уродом.

Для них уже творение насилий как будто даже происходит всласть.


И слава, и достоинство ушло, уж как бы было б там ни неприятно.

Не так ли деградировал и род царей-вождей достойных – Маккавеев?

Не в нём ли по количеству злодеев давно уж был потерян, право, счёт?

Казалось, даже это непонятно – как быстро вырождение пошло.


Всё потому, что мало, что ты смел, и мало, что ты победил кого-то. 

Пока евреи дрались за себя – забыли свою миссию пред Богом.

И он в своём великолепье строгом наказывал их даже и любя.

Не может суверенно править кто-то, кто царственного рода не имел.


Не посвящён он в тайны управленья, не приобщён он к Импульсу Небес.

И не держал Скрижалей он Великих, запрятанных в дворцовом лабиринте.

Как можно дальше Эго вы задвиньте. Как можно лучше спрячьте свои лики.

Не будет права на другой процесс. Не будет шанс другой у поколенья.


Так кто ж они, потомки тех вождей, что выиграли за свободу битву?

Во что их превратить решило время, чтоб за утерю миссий наказать 

и тем всему народу показать, что он, это особенное племя?

И надо было б вознести молитву за будущее взрослых и детей.


И неземных процессы категорий вступают в силу, волею богов, 

следящих за случившимся с вниманьем, чтоб исключить ошибки в их развитье.

И даже эпохальности событья не могут нам прибавить пониманья, 

не могут ликвидировать основ и сущности непонятых историй.


03.04.2013




Плен Свободы


Не знаю, где здесь правда, а где ложь, и где здесь явь, а где всего виденье?

Но часто жизни вызывают дрожь, а дрожь, обычно – путь закабаленья.

А потому пред жизнею дрожать не стоит – как бы страшно ни казалось.

Попробуйте себя освобождать и не считайте каждый шаг за малость.


Известно, что, как правило, раба мы из себя долой по капле давим.

Но хоть работа эта и груба, мы ошибёмся, если так оставим.

Зачем сгущать и так густую кровь? – ей трудно циркулировать по венам.

И только всё простившая Любовь освобождает нас от рабства плена.


Я посмотрел в иные времена и увидал сражения и споры,

и понял – в мире правда не одна, и каждый за свою… свернул бы горы,

а может быть, кого-то б и убил и в свою пользу вывернул событье.

Потом благополучно всё забыл, но... всё в душе осталось красной нитью.


Душа хранит события времён, но вспомнить их – пока ещё проблема.

Ведь мир души в забвенье погружён – оно защита... от свободы плена.

– Но, как же так?! – вдруг слышу я в ответ, – свободы плен! – возможно ли такое?

Ошибка или, может быть, навет? А если нет, то я лишён покоя.


И в голове какой-то кавардак – да можно ли пленённым быть свободой?

Вписать такое не могу никак в анналы тем или законов своды.

Но всё не так, поглубже коль копнуть. Ну, например, открылось вам в виденьях,

что вы нашли когда-то жизни Путь и изменили ваше поведенье.


А в нынешней-то всё наоборот – забил вас быт своею мелочёвкой.

И так у вас идёт за годом год, и невозможно сделать остановку.

И вы уже не можете найти тот Путь, который найден был когда-то.

И вы не ощущаете Пути, но в этом не природа виновата.


А просто жизни опыт шепчет вам – что надо делать, а чего не надо.

Через него вы служите богам – он суть сознанья вашего уклада.

Теперь представьте – нету полосы забвения, которая сегодня.

Представьте, что как книжные листы открылись ваши жизни как в исподнем.


И сразу же другие времена, другие страны, семьи и обличья.

И сеете другие семена. Короче, всё другое есть в наличье.

Всё разное – похожести в них нет. Нагроможденье хаосов реальных.

Вы видите десятки тысяч лет, а в них себя – совсем не идеальных.


Но жизни опыт сразу говорит – раз помните – используйте всё это.

И вот вы, погрузились в жизней быт, которые давно канули в лету.

Вас отвлекает эта суета, и пользы вы никак не почерпнёте.

Но ваша память этим занята и будет так, пока вы ни умрёте.


И в жизни эволюции души у вас уже не будет продвиженья.

И эта остановка сокрушит тот шанс, что получили вы рожденьем.

А ведь, открытье жизней – это «взлёт» – воистину, свобода без предела.

Но что эта свобода вам даёт? Лишает в жизни нынешней удела,


тем самым принося застой и тлен, подтачивая всякие основы.

Вот вам пример – свобода тоже плен, когда вы к ней пока что не готовы.

А чтобы вам открылся жизней строй и это бы вас не остановило,

сознанью нужен уровень иной – не жизни опыт, а миров мерило.


Вам надо мыслить – будто вы уже поднялись в небывалые высоты, 

что вы в Мирах… на сотом этаже Земля для вас – единая забота.

И жизней череда и вас, и всех уже видна одним духовным взглядом.

И пусть вам там сопутствует успех. А я… конечно, буду где-то рядом.


05.04.2013




Не спешите...


Не спешите праздновать свободу. Не спешите осуждать тюрьму.

Не спешите исправлять природу. И не очень просветляйте тьму.

Не имейте к мелочам претензий. Не пеняйте на других в беде.

Не пишите на статьи рецензий. Не просите ничего в нужде.


Не считайте деньги вы чужие. И не доверяйте всем подряд.

Отличайте вещи золотые от других, что просто так блестят.

Оставлять любимых не спешите, если не уверены в себе.

Но не возвращайтесь, а идите, если уж расстались по судьбе.


Не спешите изменять сознанье тем, кого не милует душа.

Не давайте сразу много знанья – вы его давайте, не спеша. 

Дуракам не подставляйте плечи – если заберутся, то беда.

Не спешите кланяться при встрече тем, кого не знали никогда.


Не спешите получить всё сразу – может и не выдержать хребет.

Если подцепили вы заразу – пропустите праздничный обед.

Никогда в восторг не приходите от того, что любит весь народ.

Ну, и по возможности следите, чтобы не раскрыть на глупость рот.


Не ищите праздного веселья – это просто глупость бытия.

И не отмечайте новоселья в том, что не пригодно для жилья.

Где живёте – там и ваше племя, помогите им идти вперёд.

И не убивайте ваше время – вам его и вечность не вернёт.


Не пишите вы стихотворенье, если непонятна его суть.

Не спешите познавать Творенье – можете в бездонье утонуть.

Не спешите и с ТВОРЦА познаньем – ОН легко сжигает гордецов.

У кого же будут основанья, то из тех ОН вырастит… ТВОРЦОВ.


    *

Ах, ещё как много «не спешите» я могу добавить и раскрыть.

Но не стану – вы уж извините, а то можно... жизнь остановить.


06.04.2013




Легенда о короле Артуре


Вчера опять прочёл какую-то хрень, что нет материальных артефактов,

то есть ни могил, ни замков, ни контрактов, подписанных Артуром. Только тень.

Не ошибитесь, взявшись отрицать существованье короля Артура.

Вы зачеркнёте тыщу лет культуры – как будете потом воссоздавать?


Когда б не тот «мифический» король, то мы такой Европу бы не знали.

Она бы, как сегодня бы сказали, играла бы совсем другую роль.

Ведь «миф» с шестого века на Земле, когда ещё свежи воспоминанья.

Потом всё это перешло в преданья и растеклось в средневековой тьме.


Прошло каких-то три десятка лет со смерти и до мифа появленья, 

ещё ведь было живо поколенье, в котором был означенный ответ.

Так кто ж сказал, что нету Короля, а есть лишь миф? А взялся он откуда?

И почему бы не случилось чуда рождения друидского царя?


И почему же столько много лет сей миф живёт в умах людей и в душах?

И время его, кажется, не сушит – как будто оно приняло обет.

Ну разве же такое может быть случайностью? Раз миф живёт эпохи, 

то нужно собирать буквально крохи, чтобы картину всю восстановить.


А полотно воистину – шедевр веков литературного искусства.

И нам давно подсказывает чувство – в истории всегда есть мощный нерв.

Когда бы не Артур, то не могло случиться так в Европе и на свете.

Я думаю, оно и всей планете, по-своему, немало помогло.


Никто б не помнил замок Монферрат, никто б не знал меча Экскалибура.

Где Камелота образ и фигура? Грааль где спрятан как ценнейший клад?

Копьё Лонгина, Плащаница, Крест, возможно, не нашлись бы в этом мире.

И жидкости бы не было в потире, и не было бы многого окрест.


И не было бы раздвоенья веры. А может быть, и папства рухнул Рим.

И не был бы спасён Иерусалим. Не вышли б на арену тамплиеры.

Монголы бы не пёрли из степей. И рыцари б на Чуде не тонули.

Грюнвальд бы тоже как-нибудь минули. А де Моле б не проклял королей.


И Жанну д’Арк костёр бы не принял. Не началось бы, может, Возрожденье.

Коперник бы не дал своё ученье. Буанаротти б, может, не ваял.

И Рафаэль Сикстинскую мадонну нам не оставить мог бы никогда.

И Галилея яркая звезда на небе не была б видна бездонном.


Колумб едва ли плавал бы в морях и не открыл бы западные дали.

А Лютеру бы, может быть, не дали прибить свои каноны на дверях.

И не писал катрены б Нострадам. Алхимики б про золото забыли.

Великую Армаду б не топили. Престол не занимала бы мадам.


И не было б Варфоломея ночи. И Карл Первый не был бы казнён.

И всех вальтеров полный пантеон не смог бы замутить народу очи.

Наполеон Россию б не пленял и даже вовсе б не был на престоле.

И не крестился бы по высшей воле еврей, потом создавший «Капитал».


И не было б тогда СССР, ни войн, ни бомб, ни даже Холокоста.

И то, что уж совсем, казалось, просто – вот мы бы не родились, например.

Едва ли нам всё это подойдёт. Иль, может быть, у вас другое мненье?

Но сослагательного наклоненья история вообще не признаёт. 


И после всего этого сказать вам в голову придёт, что нет Артура?

Ну разве что безумная натура себе такое может позволять.

Ведь это нас лишает рук и ног, и памяти, и зрения, и слуха.

И мир воспринимается разрухой за то, что отстоять себя не смог.


Так пусть Артуру слышится хвала. Он и сейчас наследник Пендрагана.

И живы также Мерлин и Моргана, и рыцари все Круглого стола.


10.04.2013





Блуждающий Свет


Я пробовал, и пробовал не раз проникнуть в суть Блуждающего Света.

Он для меня как Глас того Завета, который я храню не на показ.

Он, кажется, внутри меня творит какие-то особые пространства.

Он создаёт основы постоянства и через них со мною говорит.


Но он ещё – зовущая струна – к вершинам её зов непокорённым.

И путникам, дорогой утомлённым, он силы компенсирует сполна.

Ещё он на картине кисти след, что от небесной радуги остался.

На искры он безумные распался, дающие всему земному свет.


Ну и, конечно, он прелестный слог святого поэтического мира.

И будто бы божественная лира, он прозвучать из поднебесья смог.

Он также то, что силится из нас исторгнуть совершенство высших формул.

Но он для нас и занавес задёрнул, чтоб эйфории пламень поугас.


В какие-то моменты он даёт глубокие души переживанья.

И он же призывает к покаянью. И он же отправляет нас в полёт.

И он нас обрекает на борьбу за главные достоинства Творенья.

Даёт Любовь – основу исправленья. Даёт Свободу – высшую судьбу!


13.04.2013





Масоны


Уже не первый год на свете, наверное, людей волнует эта странная тема.

И появляется желание скверное – узнать: а в чём там, вообще-то, проблема?

И оказалось, что мы братство имеем, что сохраняет сокровенные тайны.

Непосвящённый в эти тайны не смеет к ним приближаться даже просто случайно.


А в этом братстве есть, конечно же, члены и непонятные народу законы.     

И знанья их, как утверждают, нетленны. Ну а название простое – «масоны».

Но простота какая-то странная, право, – оно и просто, но и малопонятно.

У них имеется особое право, но и обязанность изложена внятно.


И эти символы – угольник и циркуль, и третий глаз, упорно сверлящий взглядом,

и ритуалы, словно фокусы в цирке, и пирамида, помещённая рядом.

И эти фартуки всегда на мужчинах. И эти знаки, что при полном молчанье

и соблюденье иерархии чинном всегда даются, как призыв к покаянью.


А может, это Иерархия Света и перед нами световые кентавры?

А может, все они не с этой планеты, а прилетели к нам из Альфы Центавры?

Но говорят, что от Хирама Абифа они берут своё начало в народах.

Проверить подлинность подобного мифа довольно сложно по законам природы.


Но и задолго до Великого Храма немало строили подобные вещи.

И началось оно совсем не с Хирама – Хирам здесь просто как бы выглядит вещим.

Начало этого в эпохе Атлантов, а те плечами даже своды держали.

И среди них архитектурных талантов немало было – их всегда уважали. 


И все пропорции в их душах сидели – их заложили в них ещё при Твореньи.

Они ведь знали – как всё будет на деле, и не терзали их пустые сомненья.

Но научились люди делать расчёты, и обучаться стали все, кто способен.

И изменились у масонов заботы – масон теперь уже иному сподобен.


И попытались они вдруг научиться тому, как строить социальные Храмы.

Понять, что в этих построеньях таится, – пытались видеть, значит, всю панораму. 

Но всё не так-то получается просто, как это выглядит при первых потугах.

Здесь неизбежны тоже трудности роста, и квадратура здесь не сходится круга.


Когда Америку построили люди, кладя в основы постулаты масонства, 

то слишком быстро все ушли от прелюдий, похоронив мечты ночами бессонства.

И объясняя, что реалии мира – они иные, мол, чем может казаться.

И очень скоро превратилось в кумира всё то, чего бы надо нам опасаться.


И сразу высохло фруктовое древо и перестало плодоносить как надо.

Зато разверзлось потребления чрево и поглотило человечее стадо.

А как прикажите назвать их иначе, когда снаружи только стада повадки.

Для них достаток слишком многое значит и наслажденья до безумия сладки.


И зараженья этим вирусом длятся уже не десять лет, а многие лета.

И не пристало им теперь удивляться, что ненавидит их полмира за это.

Масон не может не предвидеть последствий и то, что рушатся гнилые строенья, 

что навлекает он предвестия бедствий не на себя лишь, а на все поколенья.


Масон ведь должен быть создателем Храма, но социальный Храм – другие размеры.

Ему нужна другая сущность Хирама – что сотворяет социальные сферы.

Он не на камни посягнул – на пространства. А из пространств кроят иные фасоны.

Материального в них нет постоянства. И в этом смысле все мы тоже масоны.




Ведь жизнь всегда большая цепь изменений – её мы строим, но в масштабах различных.

Мы здесь в объятиях надежд и сомнений, но проявленья ищем форм гармоничных.

Но, как известно, социальные формы пока не очень поддаются расчётам.

В душе должны быть те великие нормы, что могут дать нам ощущенье полёта.


В пространстве будет так, как было и в камне – полёт всегда лежит в основе строенья.

И, как известно из истории давней, что Храм любой – как будто путь устремленья.

Дорога, будто бы, в высокое Небо, куда поднявшись, уже нету возврата.

Но поднимаются туда не за хлебом – вы прикоснётесь там к чему-то, что свято.


Что обеспечит построенье конструкций, где не должны страдать нормальные люди.

Где жизнь идёт не на основе инструкций. Где целиком душа участвовать будет.

Где будут встроены в неё аргументы, всегда дающие основы поступков.

Где будут ею ощущаться моменты – когда нельзя уже идти на уступки.


Кто сможет строить социальные сферы, кладя в основу вот такие резоны – 

в ком есть и знанья, и глубинная вера, тот и достоин называться «масоном».


22.04.2013





Первый миг рожденья


Ах, как изящен жизни бег олений, дистанцией всего в десятки лет.

Как на шкале эпох и поколений мы этот самый выбрали билет?

Но ведь билетов было уже много и отрывали проходной талон.

Билеты позабылись, и немного затёрлась связь разрозненных времён.


Но всё не так уж плохо под луною – нас возвращают к жизни всё равно.

И в будущем, наверно, нам с тобою здесь появиться снова суждено.

И снова будем думать о билете, который невзначай нам выпасть смог.

И снова чрез превратности на свете поднимемся на следующий порог.


И кажется, что это бесконечно – нам начинать всегда обречено.

А наша жизнь, что длится, в общем, вечно, нам кажется прерывной, как в кино.

Но есть другая форма пониманья (хоть, правда, её надо заслужить), 

когда тебе подарится сознанье, в котором будешь беспрерывно жить.


И фильмы жизней сразу превратятся в почти что бесконечный сериал.

И все воспоминанья возвратятся, и даже те, с чего ты начинал.

И будешь ты смеяться без кокетства, но всё-таки немножечко грустить.

Как взрослый, вспоминая своё детство, себя ребёнком хочет ощутить.


Но если ты достиг того сознанья – тебя, конечно, устремит вперёд.

И там уже получишь воздаянье каких-нибудь космических широт.

Земля казаться будет в колыбели, в которой тебе песню пела мать.

Века пройдут, как на Земле недели, и будешь ты века запоминать.


Потом ты улетишь в иные выси – в иной материальности предел.

А всё, что на Земле, ты будешь мыслить как то, что ты зародышем имел.

Всё сдвинется – эпохи и эоны. Всё станет бесконечно далеко.

В единство превратятся миллионы. Материя – в энергию, легко.


Добро и Зло сольются, как в экстазе. Свет станет Тьмою, Тьма ж – откроет Свет.

Но никогда не смей на этой базе забыть когда-то выпавший билет,

и эту Землю, и непониманья, и поиски Любви и Красоты,

и старое, наивное сознанье, и детские безгрешные мечты.


Без них бы ничего не поднялось бы, как без зачатья ты б не был рождён.

Едва ли всё возможное слилось бы в единый под- и над- небесный звон. 

И каждый БОГ в любом своём обличье, каких бы он ТВОРЕНИЙ ни достиг,

но будет и в НЕМЫСЛИМОМ ВЕЛИЧЬЕ хранить в себе рожденья первый миг.


24.04.2013



Душа – потёмки


Душа – потёмки, правда, это когда бывает, что скрывать, 

когда божественному свету вы не даёте проникать.

Любое тайное сокрытье – как будто туча в ясный день.

А туча (это не открытье) – закрывши свет, бросает тень.


И в тень, рождённую под тучей, почти всегда вползает зло.

Оно становится всё круче и вот оно уж увело

тебя куда-нибудь с дороги, что расстилалась пред тобой.

Вопрос: а унесёшь ли ноги ты в ситуации такой?


Ведь убегать-то здесь придётся уже от самого себя.

При этом, может быть, порвётся вообще нить жизни у тебя.

Но в то же время существует и просветлённая душа.

Она во благости ликует, идя по жизни не спеша.


И не спеша идя по миру, она готова в каждый дом 

зайти, оставив каплю мирры, немного света. А потом – 

потом поднимется в высоты, откуда всем подарит свет. 

И все себя мы спросим – кто ты? И будем мы искать ответ.


И эти поиски, конечно, доставят муки и восторг,

и понимание нам-грешным, что в этом неуместен торг.

С душой не надо торговаться – условий лучших не купить.

Куда приличнее сознаться и стать нам тем, кем должно быть.


Вот, кем нам должно быть, и надо посредством душ определить.

Дороже не найти награды, чем понимать – как надо жить.

Как надо смыслом жизнь наполнить, который выше бытия.

Чтобы в веках могли мы помнить и сметь сказать: «Да, это Я!» 

Да, это Я нашёл когда-то себя в потоке жизней всех.

Хоть были поиски чреваты, не гарантирован успех.

Ведь сколько нас проходит мимо, не понимая Неба знак.

И бесполезна Прозерпина. Не помогает Зодиак.


Мы просто глухи, просто слепы и не чувствительны к мирам.

Все наши действия нелепы, порою, мысли – просто срам.

Идя по жизням, мы буквально, как на болоте ищем брод.

Ну, а болото-то нахально – в свою трясину нас влечёт. 


Теперь, своё скажите мненье – зачем Души Великой Свет 

вам был подарен в упоенье как от Всевышнего Привет? 

Зачем грешащим показали, что может светлой быть душа?

Зачем вам боги фору дали? Зачем вас надо утешать?


Зачем вы просите Посланья? – вы не способны их понять.

Зачем святые назиданья? – от них вы будете страдать.

Посланья глубоки и ёмки для тех, кто их уже постиг.

Но, ведь, у вас душа – потёмки, и вам не нужен этот крик.


Ну а пока душа в метаньях и неисповедим ваш путь – 

я вам желаю процветанья, хоть… на земле бы где-нибудь.


26.04.2013


Я планета 


Я сегодня увидел пронзительный сон – я как будто планета, а не человек.

Я иначе дышу, мне полёт разрешён, миллиардами лет исчисляют мой век.

Я хочу улететь, но звезда не даёт – только с ней я лечу сквозь пространство и тьму,

для меня делать круг – означает вперёд, в остальном я посажена будто в тюрьму.


Каждый день для меня – это холод и жар – я купаюсь в лучах, и купаюсь в ночи.

В моих недрах горит величайший пожар – отголосок рождения в теле звучит.

Моя кожа есть почвы поверхностный слой. Моя кровь – океаны и реки воды.

Я просила б людей не вступать со мной в бой – не хочу доводить их до страшной беды.


Но они мои соки бездумно сосут – забирают и нефть, забирают и газ.

Минералы из тела всё время несут, вопиющий, не слыша (как водится) глас.

Отравляют моря и все воды, что есть. Загрязняют и почву, и воздух, и свет.

Человеческих глупостей не перечесть – человек не способен воспринять совет.


Человек, открывая хоть что-то в земле, вдруг впадает в восторг и ему не понять, 

что потом ему рыться придётся в золе – это он у себя что-то хочет отнять.

Вы себя-то попробуйте тоже лишить своей крови, и лимфы, и разных желёз, 

а потом объясните – как будете жить – вы ж не сможете выплакать капельки слёз.


Где копать, где бурить, как, насколько и чем? А потом, без задержки, качать и качать.

Это всё человек – но, скажите, зачем? Не поймёт, что придётся долги отдавать?

Человек говорит, что живая Земля, но не знаю я – что он имеет в виду?

Не могу я понять – ну, чего это для, несмотря ни на что, накликает беду?


Он не может понять до конца мою жизнь – не способен её глубину оценить,

а тогда я советую – просто ложись и не строй из себя – кем не можешь ты быть.

То, что строишь на мне – то опять невпопад – посмотри, какой строй ты придумать сумел.

Лишь один из десятка подобному рад, остальные же девять – почти не удел.


Правда, тех, кто десятый – почти миллиард, и они захватили ресурсы и власть.

Капитал в их руках, развлеченья и art. И всё это не людям на пользу – а всласть.

И, конечно, всё это обрушится вдруг – ни природа, ни люди не станут терпеть,

вот тогда и придёт всё в движенье вокруг и сбежать уже будет проблема суметь.


Неужели так трудно вам это понять – я живая, и в этом моё естество.

Я готова от жизни от этой вам дать, но не надо решать за меня ничего.

Пониманье меня – ваша главная цель – невозможно без этого долго прожить.

Бесполезно устраивать здесь канитель – позволяет она лишь кругами кружить.


Но ведь вечность кругов – это участь моя, вы же в ритмах лишь кружитесь вместе со мной.

Если вы не поймёте – скажу, не тая, я смету вас с себя как ненужный мне гной.

И ещё я признаюсь, что шанс неплохой – этот худший сценарий реализовать.

С вами только присниться мне может покой. И, пожалуй, мне нечего больше сказать.