top of page

Рифмы 4

Воспоминания об Импульсе Жизни


Эти споры без конца и без края, эти вечные проблемы традиций, 

эти нудные вопросы: «Зачем?»

Так менять, кто ничего не желая, не пославши никуда экспедиций, 

хочет пользоваться, собственно, всем.


Вот на этом-то гнилом основанье и собрался там Синклит Посвящённых, 

чтобы будущее знаний решить.

Но такое сокровенное знанье – Импульс Жизни – этот свет обречённых, 

продолжать не мог по-прежнему жить.


Ему явно не хватало чего-то – не хватало равновесности воли, 

чтобы сделать гармоничный баланс.

Ну и женская, конечно, забота здесь играла очень важные роли – 

это был его единственный шанс.


Тысчелетия был, будто в клетке, два хранения – и оба мужские.

Так привыкли он, словно в этом предел.

Но есть те, кто ставят новые метки – тяготят их половинки пустые, 

не смущает их крутой передел.


К сожаленью их, как правило, мало – больше тех, кто сохраняют что было, 

чтоб не мучаться – как дальше им быть?

Потому всегда такие начала не дают необходимую силу 

и не могут ничего изменить.


При таком «благоприятном» раскладе и собрался наш Синклит для решений – 

ясно было – что решится на нём.

«Победители» – как крем в шоколаде, «побеждённые» – как серые тени.

Все остались, так сказать, при своём.


И пока что почивали на лаврах «победившие» в неравном сраженье, 

«побеждённые» не стали грустить.

Под гремящие удары литавров, как сказали бы – при всём уваженье, 

ухитрились свой поток запустить.


Сотни лет в потоке суть созревала (видно, время по-другому считали – 

не спешили – как сегодня спешат).

Но, в конце концов, она «заиграла», уточнилась до мельчайших деталей 

и нашлись – кто её в жизнь претворят.


Вот теперь мы переходим в то время, где свершилась настоящая драма – 

Импульс Жизни огранился в Любви.

Пролетели над Землёй поколенья, расступилась вдруг времён панорама, 

омываясь в менструальной крови.


Это значит, что мы в Древнем Египте, двадцать три с лишком веков до Иисуса, 

в старом Храме, где готовили жриц.

Это время, когда прятались в крипте. Это время одолений искуса.

Это время боевых колесниц.


    *

В синих водах средиземного моря есть ничем не примечательный остров – 

вот с него-то, вроде, всё началось.

На семью на нём обрушилось горе – от жилища их остался лишь остов 

и, понятно – с каждым что-то стряслось.


Все погибли, кроме младшей сестрёнки, оказавшейся рабыней сызмала

и хозяев поменявшей не раз.

Но она и не осталась в сторонке – ей история судьбу заказала.

И об этом я продолжу рассказ.


После нескольких этапов скитаний в ареале средиземного мира

не нашла она трагичный конец.

Была продана в земле африканей, для чужого непонятного «пира», 

где найти её смог ищущий жрец.


Так в Египте она и оказалась, где духовные потомки атлантов 

сохраняли тайны древней Земли.

Там училась она, там посвящалась, показав своих немало талантов – 

не заметить их жрецы не могли.


Но стряслось не рядовое событье, то, что было, ну совсем невозможно – 

посвящённая влюбиться смогла.

Для неё такое было открытьем, и в подобной ситуации сложной 

все мосты она, казалось, сожгла.


Был уход, и жизнь вне Храма случилась. И семья была, и муж был, и дети, 

и страдания любви не для жриц.

Но всё так, как и должно, получилось – и ушла в какой-то день на рассвете, 

и пред Храмом вновь склонилася ниц.


Показалось ей, что детство вернулось – человек её нашедший когда-то – 

он встречал её у Храма теперь.

В этот миг она, как будто, проснулась, и теперь она была уже взята 

как познавшая всю горечь потерь.


Началось другого рода ученье и иного рода были здесь тайны – 

тайны Мира, и Небес, и Земли.

Надо новые растить поколенья. Ничего не происходит случайно.

И страдания недаром прошли.


Передали Импульс в женские руки, а ещё верней – вернули к истоку – 

к социальному балансу людей.

Предстояли ещё адские муки – столько тысяч лет подогнанных к сроку

и несбывшихся прекрасных идей.


Это может показаться расколом и созданием иного кумира.

Но реально это было не то.

Была создана прекрасная школа, изменившая историю мира, 

но извне сие не понял никто.


Сорок лет ещё прошли в упоенье, в подготовке уникальных адептов, 

в разработке беспримерных основ.

Но всегда приходит жизнь к завершенью. Жизнь людей короче жизни Проектов,

и реальность ярче красочных снов.


Так все те, кто изначально стояли у подобных изменений нетленных,

постепенно, но покинули мир.

Вознеслись они в безбрежные дали и из этой из Духовной Вселенной

направляют нас чрез вечный эфир.


18.12.2012




Древо Жизни


Знай, до начала Творения был лишь высший, все собой заполняющий свет.

И не было свободного незаполненного пространства, лишь бесконечный, ровный свет всё собой заливал.И когда решил Он сотворить миры и создания, их населяющие, этим раскрыв совершенство Своё, что явилось причиной творения миров.

Сократил себя Он в точке центральной своей и сжался свет и удалился, оставив свободное, ничем незаполненное пространство.

И равномерным было сжатие света вокруг центральной точки так, что место пустое форму окружности приобрело, поскольку таковым было сокращение света.

И вот после сжатия этого в центре заполненного светом пространства образовалась круглая пустота, лишь тогда появилось место, где могут создания и творения существовать.

И вот протянулся от бесконечного света луч прямой,сверху вниз спустился внутрь пространства пустого того.Протянулся, спускаясь по лучу, свет бесконечный вниз,И в пространстве пустом том сотворил все совершенно миры.

Прежде этих миров был Бесконечный, в совершенстве настолько прекрасном своем, что нет сил у созданий, постичь совершенство Его.

Ведь не может созданный разум достигнуть Его.Ведь нет Ему места, границы и времени.

И лучом спустился свет к мирам, в черном пространстве пустом находящимся все.

И круг каждый от каждого мира и близкие к свету – важны, пока не находим мир материи наш в точке центральной, внутри всех окружностей, в центре зияющей пустоты.

И так удалён от Бесконечного – далее всех миров,и потому материально так окончательно низок.

Ведь внутри окружностей всех находится он, В самом центре зияющей пустоты...




Конец Света


Наконец голубая планета дожила до страннейших времён.

Мы неделю живём в Конце Света, а никто ничего не лишён.

Не лишён своих бритв парикмахер. И шофёр при колёсах своих.

При гешефтах здесь крутится махер. При безумствах усердствует псих.


При своих обещаньях политик. За «базар» отвечают братки.

И анализ ведёт аналитик. Дипломаты наводят мостки.

При стихах сохранились поэты. Музыкант продолжает концерт.

Инженер продолжает проекты. Врач по-прежнему пишет рецепт.


И не рушатся в мире темницы. И войны не слабеет разбой.

И стреляют по-прежнему в птицу. И скотину ведут на убой.

И обманы копят капиталы. И прохвостам их «жизнь удалась».

И с природой не знаю, что стало. И упорствует старая власть.


И религии душу морочат на печальном исходе своём.

И пророки нам что-то пророчат. И расширился бездны проём.

Но при этом расхожее мненье, что раз так, то ещё не конец.

Что у каждого, мол, поколенья есть похожий на это звездец.


И поэтому делать не надо ничего, никому, никогда.

Эта мысль для многих – отрада, и отрадой служила всегда.

И не надо себя-дорогого изнурять осознаньем Плеяд,

так как путь намеренья благого, как всегда, упирается в Ад.


Но в иных бытиях Мирозданья был запущен Великий Процесс, 

сонмы душ облагающий данью и готовящий будущий стресс.

Он дойдёт до Земли непременно – мимо нас он не может пройти.

Всё равно в нашей милой Вселенной у него нет другого пути.


Как ни грустно, но мы не лишились в старом мире имевшего вес

и тем самым в душе согласились прекратить настоящий прогресс.

Может быть, в эти странные веки надо было нам иначе жить – 

не подписывать «старые чеки», по которым придётся платить.


И разверзнутся спящие хляби, но не хляби небес, а души.

В ней в начале появятся ряби, а в конце её будут крушить.

И для нас голубая планета станет серой в означенный час.

Вот тогда мы поймём – Конец Света не на ней... он находится в нас.


28.12.2012



Человек и Бог


Человек обращается к Богу, значит, верит в его благодать – 

что ОН даже и сирым-убогим, всё же, может хоть что-нибудь дать.

Он находится в этой надежде – без надежды ему тяжело.

И он ждёт, как и ждал это прежде, чтобы в этом ему повезло.


Чтоб услышал он глас наднебесный, что укажет земные пути.

Он в своей душе-комнатке тесной место этому сможет найти.

Но не может понять он причину, по которой Вселенский Творец 

не подует ему ветром в спину, не покажет чудесный ларец.


Бог молчит, и не слышно ни звука. Как же надо сие понимать?

И какая такая наука позволяет молчанию внять?

Но у Бога свои пониманья и других ЕГО уровней взгляд.

Человеку своё осознанье подарить ОН, конечно же, рад.


Но цена осознанья иная, чем мечтает о ней человек.

Цель Творца – не монетка пустая, чтоб испортить оставшийся век.

Человеку вредить ОН не станет, сей Создатель бескрайних миров.

ОН подарок получше достанет, чтобы был он душевно здоров.


И в разбеге текущего века Бог молчит, так как прежде всего,

ОН поверил в него – в Человека, в то, что сам он дойдёт до всего.


29.12.2012




Голос Души


То ль в нас компас неведомый встроен? То ли есть в нас какая-то лоза?

То ли сенсорный датчик настроен? То ли просто раскрылись глаза?

Но мы видим сокрытые тайны – с них смывает невидимый душ 

все покровы и всё, что случайно стало тенью и болью для душ.


Что в невиданном в мире злодействе нам позволит не сбиться с пути.

Что позволит на праздничном действе наконец-то сам праздник найти.

На Земле у нас дом не построен, но построен наш дом в Небесах.

Я не знаю – кто лучше устроен – то ли наша душа, то ль наш прах?


И та боль воспалённого тела, и та жизнь охватившая муть, 

достигают такого предела, за которым скрывается Суть.

Но души голубые озёра, как и сердца прозрачный кристалл

растворяют в нас залежи сора, чтобы он нам мешать перестал.


Кто боится великих открытий, но не мозга, а нежной души,

и кто ради душевных сокрытий хоронится в дремучей глуши,

кто запачкаться грязью боится, потому что болото вокруг, 

тот немногого сможет добиться, размыкая порочности круг.


Только тот, кто закончил бояться, даже смерти на этой Земле, 

может в высшие сферы подняться и светить в пожирающей мгле.

Может строить вселенные духа, покоряя нетленный простор.

Может слышать неслышное слуху. Может бросить всё видящий взор.


Может чувствовать то, чего нету для простых человеческих чувств.

И летать на любую планету. И творить всё в любом из искусств.

И вести этот мир по Дорогам – проведения штурманом стать.

И для этого надо немного – надо... Голос Души не проспать!


26.01.2013




Клеопатра, Цезарь и Импульс


Когда-то Цезарь Клеопатре в борьбе за власть плечо подставил.

Когда-то Цезарь Клеопатру себе в любовницы оставил.

Царица гордая смирилась, а может, просто так казалось.

Для всех, имевших её милость, довольно мрачно всё кончалось.


Она их просто убивала, когда кончала наслаждаться.

Но Цезарь с самого начала не мог с подобными равняться.

Он тоже был потомком бога. Он даже властвовал над миром.

Он мог прощать, карать мог строго, быть проклинаем, быть кумиром.


Пред Рима грозными орлами простим бессилие цариц.

Склонялись перед ними сами цари, народы, страны ниц.

Но вместе с тем, водитель армий, глава несметных легионов,

поддавшись чувству или карме, и сам попал в полон полонов.


Завоеватель, покорённый теперь своим завоеваньем, 

стоял коленопреклонённый перед земным очарованьем.

Но было что-то неземное в словах и облике прекрасном.

Каким-то веяло покоем, какой-то сутью ненапрасной.


Каким-то древним откровеньем, что в Атлантиде появилось.

Каким-то трепетным волненьем. Мечтой, которая не сбылась.

Каким-то знанием вселенным. Какой-то тайною Завета. 

И изменилась постепенно судьба всего земного света.


И мало кто из приближённых был столь уж тонкий аналитик,

чтобы понять, что сей прожжённый любовник, воин и политик

узнал от им же покорённой царицы древнего господства 

о том, что Импульс есть, рождённый в бескрайних далях первородства.


И без него владенье миром имеет мало основанья,

как наполнение потира без Крови Высшего Сознанья.

Как овладение наследством, когда его не оставляли.

Когда причина – после следствий или конец, когда в начале.


И он хотел единовластья, его считая панацеей, 

чтоб социальные несчастья канули в лету поскорее.

И чтобы Рим ещё богаче, чем был он прежде, становился, 

его выстраивать иначе Великий Цезарь норовился.


Он мог использовать каноны других пространств, другого Дома, 

и даже римские колонны могли бы строить по-иному.

И вместо круга, там, в сеченье, теперь бы был многоугольник.

И это было б по ученью. И это знал бы каждый школьник.


Двенадцать граней – это норма и стала б классикою жанра.

Не только с сутью, но и с формой общаться можно постоянно.

И всё же суть была здесь главной и в ней таились корни дела.

И всё менялось бы исправно, процессу не было б предела.


Но потеряли б власть и силу фортуны баловные дети.

И всё бы кануло в могилу – а это крах для них на свете.

Сначала поняли превратно все те, кому не говорилось.

Когда же стало всё понятно, то всё как должно и случилось.



На выживанье было шансов, как на полёты птиц без крыльев.

За исключением нюансов, всё остальное – лишь бессилье.

Ведь всем делам своё есть время – нельзя опередить событья.

И выбрал рок иное «племя» – свершать духовные открытья.


Лишь в нём Мессия мог родиться, ему по силам участь эта.

Ему престало разредиться и охватить собой планету.

И были беды, лихолетья, и всё реально – не приснилось.

При этом два тысячелетья ушло на то, чтоб прояснилось.


А что же Рим? А он не понял и стал империей обычной, 

где побеждённые в полоне, где все гниения привычны.

И всё ему казалось мало – он расширял свои владенья, 

он воевал, как и пристало, имел и взлёты, и падения.


И хоть он был грозой народов, но мы, сумняшеся ничтоже,

не будем обвинять природу – теперь он привиденье тоже.

Он шёл к закату постоянно – пути без Импульса известны,

и доходился, окаянный, – ведь так бывает повсеместно.


    *

А что же наша Клеопатра? Она была в то время в Риме.

Ей эта «драма из театра» давала знак – надежды в дыме.

Она сбежала поскорее от этой тягостной юдоли.

Она всё знала про евреев и не хотела этой доли.


Она хранила эти знанья, но знать об этом запрещалось.

Она имела пониманье о том, чем это всё кончалось.

Она была уже последней, кто посвящался в эти тайны.

Жрецы всё это звали бредней, и это было не случайно.


Потом она возможность сыну дала испить из чаши этой.

И что же? Он не стал мужчиной, а был убит в поры расцвета.

И только девушке-прислуге, одной на всём на этом свете,

она открылась как подруге и сохранилась на планете.


Прошло полвека в тихом бденье, и вот не девушку, а жрицу 

свело святое проведенье с одной еврейскою девицей.

А этой девушке спасаться уже потом придётся бегством – 

оно ж немыслимо – остаться, храня духовное наследство.


И разошлось оно по миру, но очень сильно исказилось.

Здесь правду скажет только лира – словам такое и не снилось.

Его схватили злые руки в обличиях Петра и Павла.

А дальше стоны, а не звуки, не нежность флейты, а литавры.


Такая участь искаженья, таков удел познанья фальши.

Нельзя здесь выиграть сраженье.  Но ведь нельзя и жить так дальше.

Но мир как будто не заметил, что он запущен на потребу.

Всё подхватил какой-то ветер и всё унёс в просторы неба.


    *

Ну а история-злодейка – в ней эти ветры не хранятся.

Для побеждённого есть змейка, а победителю – смеяться.

За ним и право первой ночи, и гвоздь последний в крышку гроба.

Людскую память ложью точит и нету места ставить пробу.


Потом и сам в тот мир уходит – и победитель тоже тленный. 

Но по истории он бродит и тянет шлейф свой незабвенный.

Вот так места и занимают – кто победил и кто повержен.

И только БОГ на свете знает – кто и чему бывал подвержен.


Лишь ОН способен разобраться – какой душе какое следство.

Где с ним Истории тягаться в распределении наследства!

Она, как правило, играет всего лишь маленькие сценки.

А сущность ОН определяет, и ОН всему даёт оценки.


Вот так и Цезарь с Клеопатрой – хотя они и проиграли, 

но в историческом театре они, что следует, сыграли.

И им на эры перепутье достались две большие роли.

А ОН наполнил роли Сутью. Нет душ, чтоб с Сутью и без Боли.


29.01.2013




Полёт во сне и наяву


Я сегодня заснул на постели и увидел невиданный сон – 

в нём какие-то ангелы пели и звучали с душою в унисон.

Сны, что снятся, подолгу не длятся, а тем паче – когда... не во сне.

Но сейчас я не стал удивляться, а подумал – что явлено мне? 


Не бывает ведь снов после ночи, когда разум открыт и глаза.

Может, кто-то неведомый хочет что-то важное очень сказать?

Может, сны теперь в явь превратились и граница уже не видна?

Может, разум и сон породнились и теперь их задача одна?


Я не спал, но мелодия эта продолжала звучать наяву.

Вдруг я понял, что нашу Планету я куда-то с собою зову.

Мне казалось, что Ей это надо, чтобы что-то понять и посметь,

что Она заслужила награду и готова со мною лететь.


Я не просто согласье услышал – крик услышал томлёной души.

И казалось, что нету здесь выше ничего, чтоб его заглушить.

И, конечно же, я согласился – пусть попутчиком будет Она.

Я с Ней вместе в единое слился и унёсся в пространство без дна.


Так сойдя с отведённой орбиты, нарушая законы Небес, 

устремились мы в космос открытый, а попали... в космический лес.

Звёзды были безумно так близко, и Земля растерялась чуток.

Все Её приглашали, мол: “Рlease me, лишь со мной Ты получишь урок”.


Вдруг с вопросом Она обратилась: «Что мне делать, попутчик, скажи?

Я от дома впервой удалилась. Я могу заблудиться во лжи.

Я могу потерять своё Солнце – это будет уже навсегда.

Я могу исчерпаться до донца – вдруг окажется “злою” звезда?»


Я сказал: «Ты сама захотела путешествовать вместе со мной.

Это было, по-своему, смело – это подвиг воистину Твой».

И ещё я сказал: «Нету смысла поддаваться злодейке-судьбе.

Жаль, что Ты не успела помыслить обо всём, что живёт на Тебе.


Мы в полёте с Тобой сокровенном, как обычно бывает во сне.

Ты вернёшься к себе непременно, но подумай ещё... о Луне.

Вы ведь долгие годы дружили, помогали друг другу в беде.

Вы, как тело единое, жили, а теперь ей искать тебя где?


Как она там одна пребывает – да жива ли сегодня она?

Ты, возможно, вернёшься живая, но остаться Ты можешь одна.

Почему Ты, когда улетала – не подумала, как Тебе быть?

Может, надо бы было сначала с ней такие вопросы решить?»


Я увидел земное смущенье, я увидел большие глаза,

и по круглому шару в сомненье покатилась большая слеза.

Я решил, что и я тут виновен. Но Она здесь смогла совладать – 

этот час оказался неровен, и Она мне решила сказать:


«Мы ведь оба оставили тело, а летают фантом и душа, 

так что нет мне до этого дела и не надо меня утешать.

Знаю – тело без них неживое, в нём без них неизбежен разгром.

И не будет на свете покоя, пока мы ни окажемся в нём.»



В этот миг, на эмоций вершине, что сожгли мою душу дотла,

я вдруг понял от века поныне, что теперь и Она Поняла!

Попросил я за это прощенья – это лучше любой из наград.

И, конечно, я принял решенье и мгновенно вернулся назад.


Мы застали Луну на пределе – она еле держалась «в седле».

Хорошо, что мы всё же успели всё вернуть остывавшей Земле.

А мелодия вдруг превратилась в настоящую Музыку Сфер.

И не просто звучала, а лилась, как любовный поток, например.


И я понял причину слиянья в ощущениях яви и сна – 

мне хотело сказать Мирозданье, что основа у Мира одна.


31.01.2013




Всем всего хорошего


Когда хотим мы что-то строить, то надо знать нам – из чего?

И если глина не устроит – не делать лучше ничего.

Всегда работа с материалом приносит мастеру успех.

И здесь ошибка даже в малом – есть повод вас поднять на смех.


Вот так и в социуме нашем, где строят только из людей,

нам не сварить нормальной каши из-за отсутствия идей, 

о том, какими эти люди должны бы в социуме быть?

И из какой их глины будет, и кто для этого лепить?


Нам для людей творить законы, структуры, схемы и т. д., 

а не придумывать каноны – как... помещать людей в биде.

В биде дурных организаций, законов глупых и структур.

У нас уж есть «содружье Наций» – собранье дураков и дур.


Позор всемирного масштаба, косящий под предел мечты,

межгосударственного штаба по производству... пустоты!

Его практическое действо минусовой имеет счёт – 

лишь увеличились злодейства, пока оно себе «цветёт».


Двадцатый век, как фильм Хичкока, а может, даже похужей.

Не смог он заменить порока (змей ядовитых на ужей).

Он до сих пор ещё не понял – откуда этот результат?

Откуда в мире столько вони? И кто израненному рад?


Вокруг безмерно самодуров (они не властны над собой) – 

не важно им, с какого дуру – ввязаться бы быстрее в бой.

А там посмотрим, кто скорее другому всадит пулю в лоб.

И тот, кто будет позверее, живое тело сунет в гроб.


Пока нам не определиться – какая суть нам всем нужна, 

мы головою будем биться, но для какого же рожна?

Мы не найдём в болоте броду и как в нём строить – не поймём.

Иль всё рассыпится по ходу, иль всё потом сгорит огнём.


И все усилья поколений и революций буйный вой 

нам не дадут тогда свершений и не изменят шар земной.

Усилья будут понапрасну горой накиданы кругом, 

и только Богу будет ясно – куда же это мы идём?


Но Он молчун. Его забота – пока за нами наблюдать.

А идиоты-патриоты хотят урода изваять.

А демократы-либералы хотят свободы без границ.

Им всё её пока что мало – нужна свобода, как для птиц.


А коммуняки-чертеняки горой за равенство стоят. 

Их опыт – семьдесят лет враки плюс двадцать лет тянуть назад.

А консерваторы-милашки всё заморозили бы в миг.

Они в себя, как промокашки, впитать готовы стон и крик.


Любые фундаменталисты, любой религии жрецы, 

ну, это – те ещё артисты, ну, это – те ещё глупцы.

Короче, здесь, куда ни кинься, а всё один тупой замес.

Хоть ты сиди, а хоть подвинься, дороги все – в дремучий лес.



А из дремучего из леса бывает трудно выходить.

Там злые ведьмы, злые бесы – они способны лишь губить.

Там на неведомых дорожках следы невиданных невежд.

Они зашли туда с лукошком, а выйти – никаких надежд.


Они пропали в этих чащах, их топь накрыла с головой.

Им не принять уже участья в великой схватке мировой.

Борьба со Злом для них фантомна – они в объятиях у Зла.

Сердца пустые бьются ровно – какие вам ещё дела?


Я аллегории вот эти из разных сказок вам даю, 

чтоб дать понять – на белом свете вы не живёте, как в раю.

Но это и не основанье, чтоб поднимать на Землю ад.

А ведь такие испытанья мы терпим много лет подряд.


Теперь вернёмся к материалу – что можно сделать из него?

Как от тяжёлого развала спасти нам это существо?

И как глубокое гниенье мы можем с вами прекратить?

Но нет в одном сейчас сомненья – мир так не может больше жить!


И коль не примите участья вы в изменении основ...

Желаю всем на свете счастья! Приятных всем на свете снов!


05.02.2013





Тело и душа


Приходит к Телу вдруг Душа и говорит: «Послушай, Тело, 

живёшь ты, право же, греша – но до какого же предела?

Я вижу все твои дела и все для оных основанья.

Ведь это я тебя вела, ведь это я в тебе сознанье.


Я твои чувства, твой порыв, твои мечты и намеренья.

Да, я способна на разрыв, но и способна на прощенье.

Способна в мире я любить, но и способна ненавидеть.

Разрушить или сотворить. Как можно этого не видеть?


Но коли так, свою вину здесь тоже я не отрицаю.

И всё ж к наркотикам, к вину, совсем не я тебя толкаю.

Ты любишь этот расслабон, ты любишь каверзные зелья.

Но колокольный слышишь звон? Не по тебе ль сие “веселье”.


И я пришла тебе сказать, что ты истрёпано порядком,

что ты не можешь больше ждать – не думай, что всё будет гладко.

Ты поистёрлось на Земле – следить внимательнее стоит.

А ты как будто бы во сне. Оно тебя не беспокоит?»


Но Тело сразу напряглось, на Теле мышцы заиграли.

Его обуревала злость – мол, не было б такой печали.

– Эй, ты, невидимый фантом, откуда ты взялась такая?

Ведь это я надёжный дом – кого хочу, того впускаю.


Ты без меня не можешь жить – тебя вообще не существует.

Кого способна ты любить и ненавидеть? – всё впустую.

Меня все видят, узнают, меня другие уважают.

И мой оценивают труд, хочу – лежу, хочу – копаю.


Без приглашенья ты пришла читать мне лекции про это.

А вот пошла бы и нашла себе другое тело где-то.

– Да ты совсем сошло с ума – куда меня ты отправляешь?

Ведь я могу прожить сама, а ты чего же ожидаешь?


– Я буду делать что хочу. Я есть – лишь я и существую.

Тебе ж немедленно к врачу сходить сейчас рекомендую.

Пусть он тебе прочистит кран маниакального сознанья.

И ты поймёшь, что тело – Храм, и в нём твоё существованье.


Душа смотрела на него и очень горько сожалела: 

«Ну разве стоило того, чтоб создавать такое Тело?

Ему хотела я помочь. Я жизнь продлить ему желала.

Чтоб воду в ступе не толочь – не лучше ль всё начать сначала?»


Сказала скорбная душа: «Мне ни к чему такое Тело».

Она собралась, не спеша, и восвояси улетела.

Ушла в невидимый простор других миров Духовной Сферы.

На этом завершился спор Души и Тела – как химеры.


Осталось тело без Души и охладело. Ну и что же?

А то, что гниль в нём потушить теперь никто уже не сможет.

Оно рассыпится во прах, а прах исчезнет – испарится.

Душа ж в невидимых мирах опять решит с Землёй сродниться.



А может, выберет она другие звёзды и планеты.

Реализуется до дна в иных мирах, в иные леты.

И хоть вступить мы можем в спор, что дальше будет безупречно,

но тела этого позор при ней останется навечно.


Вот так и каждая душа, когда она не попадает – 

она сама себя круша, «в душе» по-своему страдает.

Всегда случается большой скандал – всё вкривь и неумело, 

когда пытается душой вдруг управлять простое тело.


И вот, когда мы говорим между собой о Человеке – 

Душа и Тело, значит, с ним – они едины и навеки.

Когда же век в небытие уйдёт, оставив Человека,

тогда Душа даёт развод... им не найти другого века.


06.02.2013





Я имею мечту сокровенную...


Я имею мечту сокровенную – в этом я очень многим подобен.

Я хочу изменить неизменное, а на это никто не способен.

Не хочу я выслушивать тупости – что нельзя нам сейчас, а что можно.

Но среда человеческой глупости постоянно кричит: «Осторожно!»

 

Я и так осторожен до крайности и дружу постоянно с сомненьем,

но могу (по нелепой случайности) выражать очень резкие мненья.

А когда я при полном сознании (а сие состоянье обычно),

я нацелен всегда на познание тех материй, что нам непривычны.

 

В них какая-то тайна глубокая. В них какая-то сила без меры.

В них живёт и печаль одинокая, в них живут и чумные химеры.

В них энергии дикие встроены, в них порядок всего Мирозданья,

в них антенны на крахи настроены и настроены на созиданья.

 

В них и время течёт в необычности – иногда и совсем исчезает.

И пространства – не нашей привычности – кто бывал, тот, конечно же, знает.

Там и жизнь не совсем углеродная – если можно представить такое.

Ну, короче, там всё чужеродное, и как будто – совсем не земное.

 

Но причины Земли бытования без материй таких мы не сыщем.

В них и радость, и негодование, но в масштабе один к многим тыщям.

В них таких вариантов накручено, что не снилось фантастам-писателям.